Раньше была невидимая рука рынка, сейчас это невидимая рука Грефа

1426
Тип статьи:
  • Перепечатка

Российский олигархат замер в ожидании: вызовут-не вызовут. Его вашингтонские друзья, забыв о договоренностях, палят из пушек направо и налево.

Пакет ответных санкций в отношении США, предложенный на днях Госдумой, обернется "значительными осложнениями" для российской экономики, и в конечном итоге ускорит ее отставание от развитых стран. Об этом заявил глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин: "Скажу коротко: это поспешное решение с потенциально тяжелыми последствиями. Рынок есть рынок. Если определенные американские санкции будут распространены на наши крупные корпорации, масштаб осложнений на внутреннем рынке России будет очень значительным".

Складывается четкое ощущение, что часть российской элиты готова сдать страну и ее экономику лишь бы остаться "своими ребятами" для Вашингтона. Тему санкций и ответных мер на них мы обсудили издание Царьград с президентом Центра системного прогнозирования Дмитрием Митяевым.

Юрий Пронько: Дмитрий Аркадьевич, какой-то торг начался беспрецедентный. Недавний визит Силуанова в США, я подчеркиваю, там была сессия МВФ, фонда Ротшильдов, они собирались, Всемирный банк и так далее, но прошла встреча с Мнучиным, коллегой господина Силуанова, где, по всей видимости, были достигнуты определенные договоренности. Мне сложно о них говорить, как всегда, у нас пресс-служба правительства представила в одном предложении весь смысл содержания встречи: "они обсуждали российско-американские деловые отношения".

Но позже появилось сразу несколько сообщений, которые меня, честно говоря, не то, чтобы озадачили, но я понял, что мы не собираемся жестко атаковать. Возможно, вы меня поправите. Во-первых, Минфин сделал заявление, что считает оптимальным способом реагирования на санкции США и их союзников предоставление бизнесу максимальной свободы действий на международных рынках. Другими словами, речь идет о фактической полной отмене валютного контроля и отмены требования о репатриации экспортной выручки на территорию страны. Вторая новость в череде. До этого глава "ВСМПО-Ависма", титановые дела, заявил, что нельзя принимать законы о контрсанкциях. Далее глава "Вертолетов России" воззвал, это цитата, к разуму депутатов насчет контрсанкций, "Вертолеты России" сотрудничают с зарубежными компаниями и надеются, что контрсанкции не окажут негативного влияния на бизнес, заявила глава этой госкорпорации. Вы можете, сагрегировав весь этот поток, сделать вывод?

Дмитрий Митяев: Во-первых, Кудрин уже тоже говорил, что депутаты проф не пригодны, поскольку они придумали такой законопроект, который сейчас обсуждается. Но комитет Совета Федерации по обороне и безопасности одобрил этот законопроект про контрсанкции. То есть меня в каком-то смысле это обнадеживает, что уже появилась некоторая политическая реальная дискуссия. Не так, как у нас обычно, все под ковром. У нас уже есть у Володина свое мнение, в Совете Федерации свое мнение. И оно не совпадает с мнением финансово-экономического блока. Что касается поездки Силуанова, то, во-первых, смысл ее был в том, что мы продолжаем эту политику "занимай-сберегай", то есть мы одной рукой размещаем, и последнее размещение прошло удачно весьма, за 5-7% годовых, в рублях, в валюте, не так уже и важно. А другой рукой мы это сразу же всё переводим в валюту и складируем на депозитных счетах того же Министерства финансов, то есть разница, эти 5 с лишним процентов, мы отдаем за право участия в этой глобальной финансовой системе.

Ю.П.: Мы отдаем?

Д.М.: Естественно. Потому что мы привлекаем деньги под 5-7% годовых, размещаемся, покупаем валюту, держим ее под 0,1-0,2-0,5, но это депозиты краткосрочные. Если в евро, они вообще отрицательный доход приносят. Смысл поездки и договоренности Силуанова - мы видим сейчас действительно некоторая такая пауза в эскалации. Она связана с несколькими факторами. У Трампа на повестке дня сначала отмена ядерной сделки с Ираном.

Ю.П.: Северная Корея.

Д.М.: Северная Корея. До нас доберутся, будет в июне очередной саммит семерки, рекомендации министров иностранных дел, что надо Россию дальше трамбовать и за все делать ответственной. Также несколько обнадеживает то, что господин Дерипаска, по сообщению "Блумберга", не намерен отдавать контроль. Это, мягко скажем, предложение, неприличное, которое в приличном обществе не делают: Дерипаска, уйди.

Ю.П.: Я был в шоке, когда прочитал.

Д.М.: Я согласен с академиком Глазьевым, который считает, что Кудрин транслирует некоторый сигнал, что есть некоторое время на выход по нормальному курсу рубля с керри-трейда. И, соответственно, до июньского саммита и какого-то еще обострения по другому поводу, их там много можно придумать, есть время на то, чтобы сокращать позиции. "Русал" - это первая такая ласточка, то есть на "Русале" отрабатывают технологии отключения целого сегмента глобального рынка. Мы имеем больше 10% глобального рынка алюминия, внешней торговли, "Русал" - второй после китайцев производитель. Поэтому это дело отрабатывается. Несмотря на то, что Минфин США с двух месяцев до полугода продлил срок выхода западных инвесторов из контрактов, но, тем не менее, Лондонская биржа металлов не разрешает торговлю русским алюминием.

Ю.П.: Она подтвердила это.

Д.М.: Так ничего и не поменялось в этом смысле. Все будет продолжаться. Что касается медийной активности, это не говорит о силе, а говорит, может, о слабости. Если было бы все решено, все было бы так просто, то, наверное, не надо было бы суетиться, просто подождать 7-8-9 мая и продолжать ту политику. Как пример симптоматичный, то, что Государственная Дума, Совет Федерации, те, которые должны отвечать за формулирование позиции политического класса по этой очень сложной ситуации с Западом, которая будет нарастать, то, что это позиция диаметрально противоположная позиции наших финансистов, которые считают, что надо открываться, нельзя ни в коем случае валютный контроль вводить или, скажем, продажу валютной выручки обязательную, что, вообще говоря, везде есть, и в Китае есть, и у нас это было.

Президент сказал, я считаю, справедливо, что внутри страны надо сделать для предпринимательства – перестать кошмарить бизнес, целый ряд других факторов, чтобы здесь люди могли зарабатывать и как-то реализовать себя. Но это не значит, что вовне мы должны также раскрыться и пропускать, во-первых, все удары, а второе - не понимать логики той борьбы, которую с нами ведут. А борьба в том, чтобы просто у нас забрать, а себе поделить. Как произошло с "Русалом"? На 70% капитализация "Русала" упала, в Гонгонге, в Лондоне, вообще делистинг, торги прекратили. А "Алкоа", крупнейшая американская алюминиевая корпорация, на 30% капитализация выросла.

Ю.П.: В ручном режиме.

Д.М.: Рынки дисконтируют. Перераспределение доли на рынке. То же самое, гораздо больший приз, это нефть и газ на европейском рынке. И к этому постепенно, потихоньку, американцы, скорее всего, будут подводить.

Ю.П.: То есть, на Ваш взгляд, они останавливаться не будут?

Д.М.: Абсолютно, не будут. Не могут, не будут, самое главное, что они сейчас при таком поведении клиента думают, что его легче и дешевле додавить.

Ю.П.: Опять-таки, Минфин, я же вижу не только заявления Кудрина, Силуанова, у них большой шлейф обслуги, как их называют, экспертов, которые вроде как независимые. Они начали уже говорить, что Европа сейчас сыграет свою роль, Макрон, Меркель, она попытается в силу серьезной стяжки с российской экономикой доказать Трампу или тем, кто стоит за Трампом, что не надо нагнетать ситуацию, не стоит ужесточать санкции. На Ваш взгляд, это их не остановит?

Д.М.: Во-первых, Макрон уже по иранской сделке прогнулся, что называется, он выразил солидарность с Трампом, с его позицией, и это уже раскол европейской истории. Но самое главное, что мы же не должны быть наивными людьми. На самом деле, Европа такая же цель, такая же мишень, только несколько более отложенная, как и Россия. Речь идет и о том, чтобы европейские рынки забрать и переделить, и американцы с удовольствием, если это будет получаться, будут это делать. Министр обороны США господин Мэттис сказал уже, что надо гибко применять санкции. Казалось бы, его ли это вопрос.

Ю.П.: Быть эластичными.

Д.М.: Это говорит о том, что ни в коем случае не надо доводить до того, чтобы русские перестали нам ракетные двигатели поставлять, мы не могли свои военные спутники выводить, чтобы русский титан не приходил и мы не могли делать "Боинги" и военные самолеты.

Ю.П.: Вы видели новый отчет "Боинга"?

Д.М.: У "Боинга" он очень хороший.

Ю.П.: Прямо настолько, дай Бог каждому так жить, порядка 50%. Если год к году сравнивать показатели. Плюс.

Д.М.: "Боинг", в том числе и на нашем рынке, и на китайском рынке пока себя очень хорошо чувствует.

Ю.П.: Не сочтите меня за экстремиста, но есть жесткое высказывание: мы жуем сопли. Есть более дипломатичное высказывание: почему вы от ситуации, когда мы пытаемся уже после того, как по нам нанесли удар, найти способы нивелирования проблем, здесь не только господин Дерипаска, его активы, но и другие наши олигархи, некоторые из которых были более тесно связаны с Америкой и тоже оказались в этих черных списках. Все знают эти фамилии. Почему не перейти к контратаке? Не упреждать, а наносить удар первым? Ребята, хорошо, вы нам объявили войну. Не мы же записали в законе, они были первые, что мы враги. Я смотрю, как наши некоторые издания переводят, можно перевести "враги", можно "противники", можно еще более смягчить. Но суть-то остается прежней. Враги: Россия, Иран, Северная Корея и далее по списку. Мы чего сопли-то жуем?

Вот конкретная ситуация. Я же не только в эфире общаюсь, но и в неофициальной обстановке. Я задаю вопрос: а что мы так шуганулись по поводу "ВСМПО-Ависма"? Этот интересный персонаж, который возглавляет эту компанию, откровенно сказал: это неправильные действия. Я смягчаю, у него формулировки были более жесткие, что, дескать, дайте нам дальше работать. Так что мы поплыли? Давайте введем запрет на поставки титана, развивая здесь самолетостроение, развивая здесь спрос на титан и другие материалы, которые эта компания производит.

Д.М.: Все эти меры, внутренний спрос на титан, на алюминий, на все прочее, это же долгосрочная история, ей надо было заниматься все эти годы, пока с Кудриным и до Кудрина вся эта команда управляла страной.

Ю.П.: Или хотя бы с 2014 года начать размышлять.

Д.М.: Два момента. Первый: Кудрин говорит, дескать, если мы так себя будем вести, то мы себе технологическую отсталость опрокинем. На самом деле, ведь все же по цифрам, по фактам познается. "По плодам узнаете их". Политика Кудрина и всего этого правительства за предыдущие сколько-то лет, начиная с 90-х годов, привела к тому, что у нас в области информационных технологий 97% базового софта на нефтепроводах, на вышках, на газопромыслах – везде импортное. Причем это несколько крупных, в основном, американских и немножко европейских компаний – "Оракл", "Майрософт", то, что называется АСУ ТП – система управления непосредственным технологическим процессом. И только сейчас мы этим озаботились. Было сообщение, что КБ "Импульс" для РВСН, для наших ракет делало, к осени сделает какой-то аналог, но уже "Оракл" с января объявил, что он не будет обновлять, не будет поставлять всем этим компаниям. А туда все входят: и нефтянка, и "Газпром", и прочие.

Поэтому вопрос в том, что мы делаем вид, что результаты встраивания, которое проводили наши руководители Министерства финансов и других ведомств, положительные, а они отрицательные. Это нам скажется в ближайшее время. Что касается алюминия, например, да, львиная часть потребления алюминия – это строительство, это упаковка, это авиация и это автомобили. Вот четыре крупных блока. И у нас везде огромные потребности в росте, и в стройке мы можем, если разумная политика была бы во всех смыслах, сильно наращивать, и тем более, в авиации. Вы знаете, что у нас продлены безпошлинные и безНДСные льготы для "Боинга", "Аэрбаса"?

Ю.П.: Спасибо господину Медведеву. Каждый год наш премьер-министр, большой патриот России, подписывает постановление об отмене ввозных пошлин на самолеты, которые, кстати, принадлежат не российским авиакомпаниям. Это все офшор.

Д.М.: В основном, Багамы. Это такая же история, как сейчас объяснение, почему Мальтийское гражданство все понаполучали. И кипрское.

Ю.П.: Понакупали, правильнее сказать.

Д.М.: Да. Удобно по миру путешествовать. Так и здесь. Там удобно обслуживание, там удобна регуляция. Но все приводит к тому, что в один прекрасный момент, и сейчас уже даже в законе о предоставлении этих инвестиционных гражданств есть эта оговорка, что они имеют право пересмотреть задним числом всю подноготную. Сейчас в Лондоне собираются этим заняться. Там тоже 700 инвестиционных виз. Это общая история. И мы при таком отношении будем делать вид, что ничего не поменялось, что эта русофобская лупа, в которую каждый будет рассматриваться, она минует нас, нескольких любимых.

Что касается Грефа, который сейчас в связке идет, то это тоже интересная история, конечно, он был когда-то и руководителем ЦСР, и министром, но последнее достаточно приличное количество лет он банкир. В принципе, мне кажется, он уже финансовой банковской логикой, как следует, пропитался. Ему главное - обеспечить маржу. Он как в Сбербанке за счет того, что он туда все деньги через Центральный банк монополизировал, держит маржу 5-7-10%. И он еще с гордостью сказал, что у него 98% решений о предоставлении кредитов принимает искусственный интеллект. Ему и работники скоро будут не нужны. У Сбербанка есть долгосрочная программа уменьшения сотрудников.

Ту же самую логику хотят применить в стране. Что такое реформа госслужбы в этом отношении? Все перевести на этот блокчейн, которым непонятно кто и как будет управлять, нейронная сеть, причем это все программное обеспечение тоже все импортное, которое обеспечивает искусственный интеллект. Мы тогда вообще не будем понимать и знать, как принимаются решения и в банках, и в госаппарате. Нам будут делать ссылку, что это какая-то нейтронная сеть, какой-то искусственный интеллект, гости из будущего нам оптимальное решение приняли. Раньше это была невидимая рука рынка. А сейчас это будет невидимая рука Грефа. Он же говорил, что нельзя людям давать знания.

Ю.П.: Это правда.

Д.М.: Поэтому лучше отдадим всё, в том числе власть, в эти руки.

Ю.П.: На его стороне, мне представляется, стоит олигархат. Нет? Эти заявления, ВСМПО, "Вертолеты России", хождение к премьеру за помощью. Вы же знаете все эти истории.

Д.М.: Да, я понимаю. Во-первых, он неотъемлемая часть. Хоть он и госбанк возглавляет, но разницы в психологии нет. Во-вторых, на мой взгляд, есть три разные части в крупном бизнесе. И у них разные системы интересов. Этот бюджетно-банковский комплекс, ББК, "бабки", так сказать, он родился в советское время, там тоже было три главных элемента. Был ВПК, был ТЭК, он тоже экспортные доходы обеспечивал, и был внутренний инвестиционный комплекс, который обеспечивал внутри развитие. У нас после 90-х все это выродилось, и теперь этот ББК, этот комплекс бюджетно-банковский, себе присваивает ренту. Он ее продуцирует. И на бюджете, и на финансах.

Но в ситуации, когда игра становится уже даже не с нулевой суммой, а с отрицательной, как сейчас идет, два остальных субъекта, ТЭК, наши экспортные компании, тем более, оборонка, и население вынуждены этот банкет оплачивать. Они привыкли к твердой ренте. Они ни в коем случае не готовы ее снижать. У экспортных компаний доход переменчивый. А если отрубают от рынков или цены падают, или одно и другое одновременно, то он у них меньше. Они в каком-то смысле рассматривают эти схемы Грефа как мошеннические. Был же этот пример, когда "Транснефть" судилась за 130 млрд рублей, которые Сбербанк забрал по барьерному опциону как раз в 2014 году на скачке курса рубля и считает это законной прибылью. Соответственно, дальше просто мы не сможем аппетиты этого банно-прачечного комбината продолжать обеспечивать. Просто потому, что не продуцирует экономика в этих условиях. Поэтому все эти разговоры идут: давайте эти 8 трлн, которые нам нужны на бюджетный маневр, на социальную сферу, заберем с оборонки, а дальше, на нас же никто не нападает, у нас все хорошо будет с этим, пусть потерпят.

Ю.П.: Нет, еще подгрузим население. Налог с продаж, возвращение других способов.

Д.М.: Как раз у Грефа и Ко даже такая присказка появилась, что население, люди - это новая нефть, мы свою цифровую ренту будем теперь снимать с людей, с населения. Но в сухом остатке получается, что население должно за всё платить. Но оно не может уже больше за это платить. Из него выжали всё, что могли выжать. Мы с вами тоже как-то говорили, что до гробовых уже добрались.

Поэтому вопрос в том, что эти два более здоровых, на мой взгляд, элемента, оборонно-промышленный комплекс и наши экспортные компании, есть примеры, я "Сургутнефтегаз" приводил, кстати, господин Богданов включен в этот последний лист и банки, с ним связанные, "Газпромбанк", Акимов тоже включен в CDN лист Минфина США. Этим и компаниям, и людям некуда деваться. Они объективно сейчас заинтересованы в развитии страны. И реально мы это видим по делам.

Ю.П.: Я с Вами соглашусь. Некоторых вынудили, некоторых выдавливают в буквальном смысле. Но есть часть, которая не попала в списки. Достаточно влиятельная часть. Которая имеет взаимоотношения, так мягко сформулирую, с другим берегом и которая начинает здесь истерить не на шутку. И это давление, которое оказывается на Госдуму, на Совет Федерации, это же борьба.

Д.М.: Это известный принцип англосаксов – разделяй и властвуй. Они хотят, чтобы пауки в банке друг друга сами сожрали. Поэтому они оставили тех, кто уже всё, для них отрезанный ломоть и которых они будут добивать в любом случае, включили в этот свой санкционный список, а оттуда уже выхода нет. Второе: они оставили достаточно приличное количество людей и структур, которые пока не вошли. Но при этом интересный пример господина Вексельберга. У него тоже есть американские интересы, он очень лоялен, но знаете, какое обоснование американские юристы дали, почему до него добрались? А вот господин Вексельберг в 90-е годы, даже в 2000-е годы имел гринкард. Он имел там официальный вид на жительство. А потом по какой-то причине отказался от этой гринкард. И он стал аlien, чужой. Чужого можно. Своих нельзя трогать. Поэтому, может, это некоторый знак – вы не думайте, сначала пришли к нам, потом ушли от нас, мы вам такого не позволим.

Поэтому посмотрим, потенциально и Греф, и все прочие все равно вошли в кремлевский список, 210 человек, с точки зрения Конгресса и общественного мнения, разницы большой нет. Это вопрос времени и повода, чтобы все, кто туда вошел, были объявлены токсичными. Посмотрим. Но иллюзия того, это уже такая логика нехорошая, лагерная – умри ты сегодня, а я завтра. Я не хотел бы говорить, что люди, которые что-то понимают, построили какие-то компании, дают себя достаточно дешево обмануть. Этого не будет. Все равно речь идет о стране в целом. Страна - мишень. А куда сначала выстрел попадет, это уже второй вопрос.

Но то, что есть некая логика, она ведет к тому, что мы должны на упреждение какие-то меры предпринимать, они, может, не всегда должны быть публичны и заранее известны, как с этим контрсанкциями сельскохозяйственными. В свое время мы вроде бы неожиданно, над нами смеялись, но, тем не менее, хотя бы один сектор, и плюс еще сельхозмашиностроение.

Ю.П.: Да, начали выползать. Соглашусь.

Д.М.: Поэтому есть всегда решения. Просто они должны быть достаточно точны и креативны. Это так же, как с калибрами. Небольшая крылатая ракета, которая ставится на катер, она умножает на ноль большой корабль - линкор, авианосец. Поэтому сразу здесь возникает на порядок, на два более дешевые решения, которые американцев заставляют крепко подумать. То же самое должно быть и в финансах, в экономике.

Ю.П.: Об англосаксах. Еще одна интересная тема, которую я хочу обсудить с Вами. В Кремле в связи с требованиями Лондона к финансовым регуляторам раскрыть информацию о конечных бенефициарах компаний, зарегистрированных в Великобритании, обвинили британскую сторону в двуличной позиции. Вот что заявил пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков:

"В Кремле видели эти заявления. Вы знаете, что ряд стран, в том числе и Великобритания, занимают весьма двуликую позицию в плане международного противодействия отмыванию нелегальных доходов: с одной стороны, участвуют во всех конвенциях, а с другой стороны, фактически на своей территории имеют вот такие финансовые и налоговые лакуны".

В связи с этим, по мнению господина Пескова, такие заявления от лукавого. Кроме того, как отметил пресс-секретарь президента, само по себе размещение средств в таких лакунах не является законным, и это нужно учитывать. Также появились сообщения о том, что часть сенаторов и конгрессменов США требует уже от своей финансовой системы раскрыть конечных бенефициаров и так далее. Одним словом, атака продолжается.

Д.М.: Как было в спорте. Есть законные терапевтические исключения. БАДы получают большое число английских, американских, норвежских спортсменов, огромное количество. Большинство чемпионов. Но они как бы законно получают, для своих.

Ю.П.: Больные люди.

Д.М.: Да, для своих астматиков и прочих, анаболиками накачанных. А русским это не положено. Причем они даже не обращались за этими исключениями. Даже если бы обратились, конечно, они бы там посмеялись. Та же самая логика здесь. Мы создавали эту финансовую систему для себя. Для всяких там индейцев, туземцев. Мы разрешаем им пользоваться, это их временная привилегия на тот период, когда они нам приносят мед, приносят нам свои деньги, вкладывают в недвижимость, покупают у нас футбольные клубы, а как это прекращается или как они начинают в спорте, в финансах, в экономике нас обыгрывать, мы сразу говорим, что это наше, а не ваше. Поэтому на вас это не распространяется. А мы этого не понимаем, что мы в их представлении не являемся им ровней и вообще не являемся в этом смысле людьми. Так в любой войне, в том числе финансовой, экономической, сначала надо расчеловечить противника, разбизнесменить его.

telegram-icon
Подписывайтесь на Телеграм SmartMoney.Today!
@smtoday
1426
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
OneTwoTrip
Интересное из блогов